Меню навигации+

Андрей Шитин

Биография. Часть 1

Я родился и вырос в Бурятии, в небольшом рабочем поселке. С тех пор очень люблю тайгу и вообще лес. Рос, учился, неплохо получалось. Но с немецким как-то сразу не пошло. Неинтересен он мне был. А поселок маленький, и как-то раз моя учительница немецкого языка случайно встретила маму и сказала, что у меня за немецкий язык вырисовывается тройка, уж не помню, в году или четверти.
Было это в седьмом классе. Мама пришла домой и сказала примерно так: «Андрей, у тебя же кругом пятерки, что с немецким-то не так?» И все, больше ничего. И как-то мне стыдно стало, поэтому начал учить немецкий. Который мне неожиданно понравился и я стал в нем делать успехи. Заинтересовался настолько, что занимался дома, покупал соответствующие учебники, а книжку Deutsch in zwei Jahren зачем-то нежно храню по сию пору.

Так вот я его учил, учил, да и решил почему-то стать журналистом, хотя изначально хотел быть инженером. И поэтому поехал поступать в Ленинград, где по воле судьбы у моей семьи было много родственников. Поступать в СПбГУ, который тогда назывался совсем не так и был имени Жданова. Поступил на журфак, поучился, да и бросил.

Учился вроде неплохо, но оказалось совсем не мое. Бесконечная чушь какая-то была, как сейчас вспоминается. Впрочем, тогда все было очень непонятное. Время было непростое, Перестройка и прочее. Все метались, всех метало. Надо было где-то работать, ну, я и работал. Тому времени очень благодарен за то, что познакомился со всякой техникой не понаслышке, даже добрался до токаря 4-го разряда, освоил фрезерный и долбежный станки, а также всякое другое железное. А как вы думали? Советские времена, прописка, просто так в Ленинграде было не остаться, если не студент. Но рабочим были рады, а в нашей школе был УПК (учебно-производственный комбинат) на местном авторемонтном заводе, где я начаткам токарного дела и научился, и где даже соответствующие корочки получил. Короче, взяли меня в одно интересное место за станком стоять, и стал я пресловутой «лимитой». Но мысль об учебе я не бросал и готовился дальше.

Тогда же начал переводить, случайно вышло. Все больше появлялось всяких импортных вещей, а первым моим заказом был перевод каких-то кусков из священного для любого советского интеллектуала каталога «OTTO». А потом так и пошло, днем я работал в цеху, а вечерами иногда без особых знаний и на каком-то наитии переводил. Первой же моей настоящей немецкой книжкой стал пятитомник Гейне, который я по случаю купил в букинистическом магазине и мучительно читал со словарем. А что дальше было, я как-нибудь позже расскажу.